Мы рады приветствовать Вас на сайте муниципального бюджетного учреждения культуры "Чаплыгинская центральная межпоселенческая библиотека"! Надеемся, Вы не зря потратите свое личное время и найдете интересную и полезную информацию.
Ноябрьское лирическое настроение
10.11.21

Стихотворение «Лиличка!» поэт Владимир Маяковский посвятил Лилии Юрьевне Брик – своей главной Музе и возлюбленной. Основная тема стихотворения «Лиличка!» – это любовь и любовные страдания. Поэт выражает в тексте всю силу любви, полную зависимость от нее и от взгляда своей музы. Это чувство «выжигает» душу поэта и женщины, в которую он влюблен, от него нет спасения. Смысл стихотворения «Лиличка!» – еще одна попытка выразить свою чувство любви, которое срослось с героем. Поэт не готов и не может отказаться от этой любви даже после всех испытанных им мучений. Лирический шедевр вдохновил и композиторов – музыку к нему написали Владимир Мулявин и Александр Васильев. Объединив в себе безмерную тоску и неприкрытое отчаяние, трогательную нежность и сентиментальность, откровенные признания Маяковского позволяют и сегодня почти тактильно, на физическом уровне, ощутить, сколь сильной и трагичной была любовь поэта.

Дым табачный воздух выел.
Комната —
глава в крученыховском аде.
Вспомни —
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще —
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя —
тяжкая гиря ведь —
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят —
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон —
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

1916 г.